Смотрите сезоны Битвы экстрасенсов онлайн! Фотографии участников, контакты экстрасенсов, обзоры и интервью, все что осталось за кадром ТНТ и СТБ

Моя цель служить людям – обладатель премии «Профессия-Жизнь» шаманка Кажет Шалмагамбетова

Новости

26022009112125МОСКВА. 26 февраля. КАЗИНФОРМ /Арнур Рахымбеков/ – На одном из российских телеканалов в эфир выходит шоу под названием «Битва экстрасенсов». Как бы мы не относились к людям с экстрасенсорными способностями: с доверием или скептицизмом, существуют факты, объяснить которые современная наука не в силах. В шестом сезоне «Битвы экстрасенсов» приняла участие жительница Казахстана Кажета Шалмагамбетова, которая дошла до финала шоу и заняла третье место.

Само по себе участие, а тем более победа, пусть даже не абсолютная, может указывать на неординарные способности Кажеты, подаренные ей природой. Судя по откликам телезрителей шоу, казахстанка сумела завоевать сердца многих россиян. По словам самой финалистки, наш Казахстан богат людьми с экстрасенсорными способностями, и мы все должны знать о них.

Кроме успешного участия в телепроекте Кажета Шалмагамбетова стала первой казахстанкой, награжденной Международной премией «Профессия-Жизнь». Данная премия отмечает наиболее выдающиеся мировые достижения в области медицины и индустрии здоровья, сохранения среды обитания человека, а также поощряет личности, внесшие наиболее весомый вклад в развитие науки, технологии и практики медицины, созидающие на благо человечества.

— Здравствуйте, Кажет! Ваше имя в переводе с казахского переводится как «нужда», «необходимость». Расскажите, пожалуйста, о себе?

— Я родилась и выросла в Талдыкорганской области. Впервые почувствовала дар предвидения, будучи школьницей. В детстве часто переживала различные видения. Взглянув на человека, я уже знала, о чем он думает, что у него на душе, какой у него характер, способен ли этот человек на благородство или подлость. Я не могла объяснить тогда, да и сейчас не могу объяснить, откуда идет эта информация.

Когда мне исполнилось 14 лет, мама повела к суфийскому мастеру, он сказал, что у меня редкий дар и провел обряд посвящения. Сказал, что мое имя «Кажет», и моё предназначение служить людям, во имя добра. Но я этого не хотела, потому что меня пугало неоднозначное отношение к этому моих родственников, подруг, окружающих. Но пожилые женщины — «апалар» — отнеслись ко мне с уважением и говорили: «Не потеряй то, что ты имеешь».

В 1987 году я поехала к святым местам в Туркестан. Помню, это была трудная дорога: нужно было добираться до Шымкента, потом до г. Туркестан и далее до мавзолея Арыстан-баба. Меня вел старец, которого никто кроме меня не видел. Мне было 19 лет. И вскоре, я думаю, в качестве испытания у меня обнаружили раковую опухоль. Это разделило мою жизнь на прошлое и будущее. Я понимала, что передо мной встал выбор – либо принять этот дар, либо, отказавшись от него, нести карму вины за отказ от божественного. И я внутренне приняла его. С 1993 года ко мне стали приходить люди за помощью.

Вскоре я поехала в Индию к знаменитому посвященному Сати Саи-бабе. Но первоначально я послала ему письмо с просьбой принять меня. Потом он мне приснился, и я поняла, что я увижу его. Но как? У меня не было денег на дорогу. Тогда я на астральном уровне попросила его прислать мне денег (смеется). И вскоре один наш знакомый предложил мне поехать вместе с ним и его семьей к Сати Саи-бабе.

И ещё тогда Сати Сая-баба мне предсказал, что меня ждет другая страна, другие люди, другая жизнь. О моем даре он сказал: «Ты должна быть прожектором, а не лампочкой» и дал семь «говорящих» камней. Не смейтесь!

— Как люди относились к Вашему дару?

— По-разному. Знаете, чтобы человек разрешил проблему, с которой он приходит ко мне, ему надо открыться, изменить себя, он должен желать этого. Но не все к этому готовы, и их непонимание меня очень огорчает.

— Как оказались в Москве, почему уехали из Казахстана?

— Я приехала, чтобы подпитывать свой дар знаниями, и делиться ими с людьми. В Казахстане ко мне часто обращались за помощью люди из Москвы. Так получилось, что мужа вызвали в Москву работать, и в 2002-2003 гг. мы переехали в Россию. Первое время нам было очень трудно, потому что жили в крохотной комнатке гостиницы в шесть квадратов. Было и безденежье и другие трудности, но меня поддерживали много добрых людей, в том числе и соотечественники, которых я встречала на своем пути.

Со временем я полюбила этот город. Москва — город сложный, но творческий, и он, кстати, принимает не всех. Но меня Москва приняла: я здесь познакомилась со многими выдающимися людьми. И здесь я нашла общественное признание как человек с уникальными способностями, за что я бесконечно благодарна всем людям, которые меня окружают, поддерживают и помогают.

— Расскажите о Вашем участии в реалити-шоу «Битва экстрасенсов»?

— Меня пригласили ещё в самом начале проекта, в первый сезон. Тогда я прошла тестирование и участвовала в отборочном кастинге. Кастинг был очень жесткий, ведь там собираются очень сильные экстрасенсы.

Но однажды, ещё до подписания контракта об участии, я увидела голубя со сломанным крылом, который упал передо мной. Я это расценила как знак того, что мне не надо участвовать. Я без всяких объяснений отказалась от участия. Так прошло 5 сезонов проекта.

Но желание убедиться в своем даре подспудно сидело во мне. И, когда организаторы проекта позвонили мне ещё раз, я переборола страх и стала участником.

Из заданий запомнилось и было сложным то, в котором участвовала певица Ирина Понаровская. Когда дошла очередь до меня, было уже четыре часа ночи, все устали. Нас заводили с завязанными глазами, и мы должны были узнать, кто находится за ширмой. Это могло быть что угодно – мышонок, цыпленок, мужчина, женщина. Так что без дара это невозможно было бы определить.

И задания с фотографиями умерших людей сложные. Устроители проекта говорят о них так, как будто речь идет о живых людях. Нужно было с точностью ответить на все вопросы. А вообще с фотографиями я работаю каждый день. Люди приходят ко мне с фотографиями близких людей и задают вопросы, и находят ответы. Но это работаю не я, а Всевышний использует меня, как канал для передачи и так получается, что именно это и есть моя помощь людям.

— Кажет, значит, было трудно участвовать в этом шоу?

— На шоу было психологическое и энергетическое соперничество, борьба. Каждое задание отнимало очень много сил и энергии. К тому же, все экстрасенсы хотели занять первое место, и каждый думал, что он достоин этого. Я же думала, что первая сойду с дистанции из десятки сильнейших. Интриги и использование паранормальных средств влияния друг на друга использовали по полной программе! И я где-то была миротворческой силой в борьбе светлых и темных сил, к которым относили себя другие участники проекта. Я им говорила: «Успокойтесь, что вы делаете. Если мы так себя ведем, то как на нас будут смотреть простые люди!».

Трудность участия в проекте заключалась в том, что это была проверка не только экстрасенсорных способностей, но и чисто человеческих качеств. Это было не просто трудно, это было очень трудно!

Я не хотела первого места любой ценой.

— Расскажите, как Вы работаете с людьми?

— Сначала я работала визуально, потом контактно — определяла болезни с помощью пульса. Ко мне приходили тяжелые раковые больные, поэтому после консультирования я тоже болела их болезнями, переживала те же боли, что и эти люди. И долго приходила в себя.

Однажды на Тибете один монах мне сказал, что если я и дальше буду так лечить, то и сама заболею. Он мне дал десять камней, которые тоже умели «говорить». Итак всего у меня накопилось семнадцать камней, вместе с теми, которые мне дал Сати Сая -баба. Это камни драгоценные, полудрагоценные, есть даже простые. Но они умеют говорить!

Знаете, ведь люди тоже как камни. Светятся: одни — как изумруды, другие -как нефриты, третьи — как бриллианты. Есть камни, которые не хотят служить тебе, поэтому я их отбираю очень тщательно. Камни, как и люди, имеют свой характер: они могут энергетически принимать или не принимать человека; бывает, что камни умирают — они просто лопаются, когда я, гадая, бросаю их перед человеком с большой негативной энергетикой.

Я собираю камни в разных святых местах, и где бы я ни была, отовсюду я их привожу. С Байкала, с Иордании и др. Я слышу камни — они мне говорят о человеке, допустим, что в нем алчность и жадность перекрывает все, и что ему надо от этого избавиться.

Сейчас среди ясновидящих существует неправильный подход к людям. Мы должны знать, что говорить людям, потому что не все готовы принять эту информацию. Из-за неосторожного слова из уст ясновидящего человек может сломаться, спиться и т.д. Нам надо выяснять причину того, как этот человек попал в такую ситуацию.

Люди иногда приходят ко мне как к волшебнице — вот я сейчас взмахну волшебной палочкой, и у него жизнь изменится. Но это не так, потому что проблемы копятся десятилетиями и за одно мгновенье их не решить. Я просто могу указать путь, указать на ошибки, но основную работу должен проделать сам человек. Он должен поменять себя, открыться миру, жизни, жить в ладу с собой, людьми, космосом. А тем, кто живет с претензиями к себе и другим, я не в силах помочь.

Я не занимаюсь телом, я занимаюсь душой, помогаю людям психологически. Раковым больным я помогаю снять обиды, и как следствие выздоравливает тело. Например, одному больному я сказала, что он внутренне связан с родником, который замусорен. Он должен поехать туда и очистить тот родник. После того, как он все сделал, он выздоровел. Другой излечился после того, как посадил семь деревьев. Такие простые дела дают человеку здоровье.

В моей работе мне очень помогает муж. Он — верующий и духовный человек, суфий. Он работает на клеточном уровне, отчитывает от плохих болезней. У него сильная техника – он знает ритуалы, молитвы. Я же не лезу вглубь: чтобы вылечить человека, нужно очень много энергии, а у меня сын, семья и я трачу много сил на это.

— Как Вы думаете, много ли людей с паранормальными способностями в казахском народе?

— У нашего народа очень много людей, которые могут предсказывать. Мы это умели издревле. Ведь мы – люди степей, кочевой народ, а при кочевой жизни нам надо было определять места кочевки, его время. Казахи – люди земли и космоса, это свободолюбивый и очень талантливый народ. Я много езжу по странам, и где бы я ни была, везде знают Казахстан, нашего Президента Нурсултана Назарбаева. Наша страна среди всех среднеазиатских стран стала настолько продвинута благодаря Богу, Президенту и народу, который стремится к этому. Еще меня восхищает наша молодежь, и я хочу, чтобы она не засоряла себя гордыней и завистью. Мы должны воспитать нацию, которая будет лучше, чем мы. А для этого мы все должны помнить свое прошлое.

— Кажет, почему в шоу Вы называете себя шаманкой?

— Шаманы это те люди, которые живут в гармонии с природой, землей. Мой дедушка занимался шаманизмом — он играл в бубен и вызывал духов леса, духов степи. Он знал, например, когда будут кочевать змеи, и он говорил: «Завтра будут передвигаться джины, потом – змеи», и в тот день стояла хорошая погода. И я, как шаманка, люблю землю, будь я в России или в Казахстане. Если я в Казахстане, я еду в степь и слушаю ее. Вы не представляете, как она звенит!

Сейчас земле очень трудно, потому что потребительское отношение к ней людей губит её. У меня болит сердце и за озеро Балхаш. Ведь это моя родина! У этого озера — святая вода, а туда сливают нечистоты.

— Сейчас много объявилось лже-предсказателей. Как Вы думаете, с чем это связано?

— Да, общество сильно меняется. Одни люди ушли в религию, чтобы не видеть трудностей, другие в фальшь. Но человек — как река, которая меняет русло, — тоже меняется в течение жизни: то он цветущий и радостный, то несчастный и больной. Психологическая боль — самая сильная и разрушительная боль. Многие люди не выдерживают её – одни спиваются, другие кончают собой. Нам, ясновидящим, предсказателям, надо вовремя помочь таким людям. А для этого мы должны оберегать душу от зависти и алчности. Существуют люди, ведущие, как они думают, праведную жизнь — не пьют, не курят. Но внутри у них много «сорняков», которые надо выкорчевывать.

Я не делю людей ни по богатству, ни по национальностям. Я – человек мира, и мне всегда жалко бомжей, алкоголиков, с которыми я могу просто сесть, поговорить, и они мне раскрывают всю боль свою.

— Эксперт телешоу «Битва экстрасенсов» Михаил Виноградов утверждает, что способности экстрасенсов интересуют различные спецслужбы мира. А у Вас были такие предложения?

— Нет, таких предложений не было, но в Алматы я много занималась такой работой — находила угнанные машины. Но потом я поняла, что эти люди, владельцы имущества, не поняли урока, который им преподал Всевышний. Наверное, Бог начал наказывать за то, что я им помогала, и я стала болеть.

Дело в том, что человек должен уметь терять и отпускать. Если он к чему-то привязан – к достатку, благосостоянию, машине — господь отнимает это у него. Потеря — это откуп от чего-то более серьезного, от болезни например. А человек не понимает этого и сокрушается.

— Какие цели ставите перед собой как экстрасенс?

— По возвращению в Казахстан мне хотелось бы организовать духовную школу. Ведь политика нашего Президента о толерантности ко всем религиям мира и проводимые мероприятия мирового масштаба — это хорошая почва для выработки философии жизни. Не надо зацикливаться на религиозных аспектах духовности.

В буддизме, например, есть много мудрых трактатов, которые нужно и можно изучать. К нам могли бы приезжать сильные мастера для духовного просвещения людей. От этого мы, казахи, стали бы более сильной и крепкой нацией.

— Спасибо за беседу.

Оригинал: http://www.inform.kz/showarticle.php?lang=rus&id=229549

  • Anna

    Всем здравствуйте! Кажета Шалмагамбетова поситит Астану в конце февраля 2011г.

  • Сусанна

    Здравствуйте ! Как к Вам попасть напишите жду . Спасибо .

  • Сусанна

    Здравствуйте ! Как к Вам попасть напишите жду . Спасибо .